Tags: Карафуто

волчок

2 сентября – день окончания Второй мировой войны

Русские мальчишки в Маньчжурии. Пацаны совсем… Брать Берлин, похоже, им не позволил год рождения, но к приближению долгожданного мира они – причастны. А главное, живы, солдатики.


Маньчжурия, 1945. Фото И.А. Озерского. Отпечаток с оригинального негатива. Из архива автора

А этих сахалинских школьников перекормили патриотизмом, милитаризмом и историей славных японских предков. Некоторые из них через год погибнут, защищая свою родину наравне со взрослыми.


Допризывники на тренировочных сборах в Оодомари (Корсаков). Карафуто, 1944. Фотография из архива автора

Bring the boys back home / Don't leave the children on their own, – всё, что я могу сегодня сказать.
волчок

Привет из Эсутору / 恵須取のみやげ

Получил сегодня посылку из родных русско-японских краёв неожиданный подарок от Ирины М., с которой давно заочно знаком.
Знаток, искатель и собиратель сахалинской старины, Ирина поделилась одной из двух одинаковых токкури: одна была найдена мной на 9-м [заводе], ближе к берегу моря ... Считай на поверхности от земли, не поверите: 7-10 см всего. Вторая токкури была найдена (не мной) на дачном участке в районе Гужева. Какую из них Вам отправила – честно говоря, не знаю …


Это ж сколько поколений детей и взрослых роет сахалинскую землю, а она всё не оскудевает японскими сувенирами :)



Надпись на боку токкури: «Карафуто. Универмаг Кумадзава. Тел. главного магазина: 3-3-1 (Ямасигай); тел. филиала: 3-6-1 (Хамасигай)».
樺太 熊谷百貨店 本店電話三三一番 (山市街) 支店電話三六一番 (市街)

В коммерческом справочнике адреса этих универмагов отыскались в разделе «Фарфор, фаянс, лакированная и стеклянная посуда».

В Хамасигай (так называлась портовая часть города Эсутору) магазин находился на углу Нака-дори и Дзиндзя-дори. По-русски говоря, на пересечении Центральной и Храмовой улиц – идеальное место для универмага.


Сам хозяин этих магазинов, Кумадзава Кёити 熊谷匡一, жил в Ямасигай, на правом берегу канала Масурао: вроде бы в стороне от городской суеты, но лишь перешёл мост – и ты в сердце торгово-развлекательных кварталов, где находился и главный универмаг Кумадзава.


Ямасигай, район Мото-тё: рестораны, кафе, бани, кинотеатры, публичные дома, синтоистский храм и множество магазинов.
Фрагмент японской открытки сер. 1930-х гг. из коллекции автора
волчок

Схема Тоёхара 豊原 (1930)

Этот день должен был провести в Южно-Сахалинске. Но планы изменились, как у многих этой весной.
Мой привет землякам — скан схемы столицы Карафуто.


Издание Торгово-промышленной палаты Карафуто. Ноябрь 1930 года

Далее - частями, тяжёлый хайрез. Клейте )

жж_Схема Тоёхара_02_.jpg
жж_Схема Тоёхара_01.jpg
жж_Схема Тоёхара_01.jpg

волчок

Моя родина, где я не был никогда

Карафуто. Город Эсутору. Точный адрес: Хамасигай, Хонмати, Хамадори, 2-й тёмэ. Справа от фотографа, за кадром – порт.

Фотооткрытка из коллекции автора. Середина 1930-х, изд. "Эсутору сёин"
Collapse )
волчок

Сахалинцы, узнаёте?

На фото из японского журнала столетней давности — совместная школа для айнских и русских детей в сахалинском селении Маука. Смогут ли мои просвещённые земляки узнать бородоча в пенсне? 

"Карафуто каифуку кинэнтё", 1905 год. Библиотка автора

Конечно, спецы из Мауки могут и не справиться с несложной задачкой (однажды они пытались откреститься от своего «Алеута»). Но человек в белом кителе оставил след и в Приморье, и в Забайкалье, и в Маньчжурии.
Подсказка для Хабаровска: это не генерал Хорват!


***

Ответ: на фото — доктор Николай Васильевич Кирилов в бытность свою врачом на промыслах Семёнова в Мауке, где он также преподавал в айнской школе, которую организовал его друг Бронислав Пилсудский. 

Верное предположение сделал Денис Кулаков (Южно-Сахалинск): спасибо ему за пытливый интерес.

волчок

Эсутору: редкий штамп

Очередной привет с малой родины: штамп на открытке. 

«На память о поездке на Карафуто» «Город Эсутору». «Канцелярский магазин Вада».

Из коллекции автора

Традиционные символы города-труженика: шахтёр с киркой и узкоколейка (угольная промышленность), лес и целлюлозно-бумажная фабрика (бумажная промышленность).

Вверху – пограничный астрознак №4 в районе Амбэцу, где находился японский погранпост. Советские опергруппы снимут японских часовых на этом участке границы 12 августа 1945 года, перед рассветом.

NB Любопытный японский штамп с астрознаком №3 я уже показывал. 


Эсутору

Японский памятник из советского детства



Я увидел его в 1983 году, когда впервые пришёл к руинам синтоистского храма на сопке над портом. Памятник поразил меня: сотни
иероглифов на гладком холодном камне наверняка рассказывали о чём-то важном. Именно с прикосновения к этому памятнику начался мой интерес к японскому прошлому моей родины.

«Памятник, восхваляющий добродетели великого Окава Хэйдзабуро» — вот его полное имя.

Collapse )



###
Сегодня 156 лет со дня рождения Окава Хэйдзабуро.
На построенной им бумажной фабрике всю жизнь проработали мои дед и отец.
Спасибо, Бумажный Король!
Эсутору

Куда ушёл Киндзиро?

Этот гранитный мальчик с вязанкой хвороста и книгой в руке стоял на вершине сопки над портом в те времена, когда сахалинский город Углегорск носил японское имя Эсутору. Почти двадцать лет мимо памятника ежедневно проходили ученики японской начальной школы. В 1937 году статую сфотографировал немецкий профессор Мартин Швинд.


Памятник Киндзиро в школьном парке. Эсутору (Карафуто), 1937. Фотоархив SLUB, Дрезден

Исследователь собирал материал для книги «Преображение Карафуто в жизненное пространство Японии». В Эсутору немец сделал несколько любительских снимков. На одном из них – непривычный для русского глаза памятник: статуя мальчика с вязанкой хвороста и раскрытой книгой в руке. Это был Ниномия Киндзиро – пожалуй, один из самых узнаваемых образов ХХ столетия в Японии.

Collapse )

###
Карафуто

Визит на границу: фото и печать на память

Вчера коробка сахалинских раритетов пополнилась оригинальным сувениром.



Это не открытка (хотя на Карафуто берестяные открытки выпускались официально), а очень тонкая берёста с любопытными памятными печатями.

敷香観光協会国境
«Туристическое общество Сикука. Государственная граница»
樺太・北緯五十度半田日蘇国境視察記念
«Карафуто, 50° северной широты,  Ханда. На память об обзорной поездке на японо-советскую границу»



Японский город Сикука (Поронайск) был административным центром одноимённого приграничного округа. Ханда (Рощино) – погран-полицейский пост в четырёх километрах от границы, делившей остров на советский Север и японский Юг по пятидесятой параллели. На этом участке границы находился астрономический знак №3 – достопримечательность, возле которой фотографировались избранные туристы и высокие гости. К пограничному знаку вела специальная аллея; визитёры фактически нарушали границу, позируя на советской сотороне, по ту сторону гранитного камня. На фото, которое я купил пару лет назад, видно, что гостей сопровождают большие полицейские чины.


Из коллекции автора

«Фотосессии» закончились после того, как 3 января 1938 года именно здесь на советскую территорию рванули кинозвезда Окада Ёсико 岡田 嘉子 с мужем-режиссёром Сугимото Рёкити 杉本 良吉. Их печальная судьба хорошо известна, а каково же пришлось раззявам-полицейским, к которым парочка приехала, чтобы дать новогоднее представление?..

###