Алексей Колесников (naslednik_dv) wrote,
Алексей Колесников
naslednik_dv

Японские первопроходцы Сахалина на музейных открытках (1941)

В 1941 году исторический отдел краеведческого музея губернаторства Карафуто выпустил комплект из пяти открыток с сюжетами на тему освоения Сахалина и борьбы за искони японские земли (с).


1790 (второй год Кансэй). Первое казённое сооружение японцев на Сахалине – ундзё-я, контора по сбору налогов с торговли в местечке Сирануси

В 1790 году северное княжество Мацумаэ отправило на Сахалин своего вассала Такахаси Хиромицу для организации торговой фактории. В местечке Сирануси, где ещё в середине столетия клан организовал первый на острове рыбный промысел, построили дома для японских чиновников, казармы военного гарнизона, а также жильё для айнов, нивхов и приезжавших с материка сантанов. Интересно, что уже в июне 1791 года в Сирануси объявились прибывшие с материка русские: Фома Клин, Светлан Кунцев и Иван Колесин. Японцам они сообщили, что тоже желают торговать... Меновая торговля между народами Сахалина, материка и японцами продолжалась с 1790 по 1871 год (см. подробности у И.А. Самарина).


1808 (пятый год Бунка): гарнизон клана Айдзу в японском селении Кусюнкотан (сегодня – город Корсаков)

Усиление военного присутствия на Карафуто было вызвано пиратскими набегами офицеров Российско-американской компании Хвостова и Давыдова на японские рыбные промыслы и правительственные посты, располеженные на Карафуто и Эторофу: русские десанты сжигали постройки и запасы строевого леса, грабили склады и разгоняли гарнизоны кла­на Мацумаэ. В марте 1807 года сёгунат взял «северные территории» под свой контроль и поручил их оборону кланам Намбу и Цугару. В 1808 году их сменили воины княжества Айдзу: на Карафуто высадились 700 самураев и пехотинцев-асигару, которые построили в Кусюнкотан новый лагерь и практиковались в отражении атак волосатых негодяев высокого роста и с длинными носами. В октябре этого же года гарнизон партиями начали вывозить на родину. При этом шторм уничтожил одно судно, 51 человек погиб.


1808-1809 (пятый-шестой годы Бунка): экспедиции землемера Мамия Ринзо – культового исследователя Карафуто, «первооткрывателя» его островного положения.

Землемер слишком хорошо известен даже в наших палестинах, чтобы писать о нём. Замечу однако, что он далеко не первый официальный исследователь острова: его предшественниками были Оиси Иппэй (1786), учёный Могами Токунай (1792), правительственный чиновник Такахаси Дзидаю (1801)… Но больше всего пострадал от «культа личности» Мамия его напарник Мацуда Дэндзюро. В 1808 году Мацуда получил приказ произвести осмотр острова Карафуто и местности Сантан в отдалённых Эзосских землях и … взять с собою Мамия Ринзоо, чиновника по строительной части. Мацуда шёл вдоль западного побережья на лодке и добрался до гиляцкого селения Ракка на 52° с.ш. Здесь он визуально установил, что Сахалин отделён от материка проливом. Чиновник зафиксировал этот факт на карте, где отметил Ракка как северную границу страны. Между тем Мамия не смог продвинуться по восточному берегу острова дальше залива Терпения, перешёл с восточного побережья на западное и повернул на север вслед за начальником. Путешественники встретились немногим южнее мыса Погиби. Только зимой следующего года Мамия уже в одиночку исследовал западное побережье Сахалина в качестве специального инспектора по исследованию Сантанских границ. Доплыв до гиляцкого селения Нани-во (мыс Халезова), Мамия также убедился, что Сахалин – остров.


1905 (38 год Мэйдзи): бои за Карафуто, сражение у реки Икусагава (река Муравченко; сейчас – Владимировка)

Один из эпизодов русско-японской войны – несколько дней ожесточённых боёв японцев с партизанским отрядом полковника Арцишевского близ села Дальнее в июле 1905 года. Майора Нисикубо, погибшего здесь сто десять лет назад, на родине помнят и чтут. Память о защитниках острова сегодня пытаются увековечить сахалинские поисковики.


1906-1907 (39-40 годы Мэйдзи): представители российской и японской разграничительных комиссий на пятидесятой «пограничной» параллели

Русско-японская граница на Сахалине – это без малого 132 километра болот, тундры, тайги и горных хребтов. Примечательно, что пограничную просеку шириной 10 метров начали прокладывать в 1906 году общими силами, но когда прорубили первые 7 километров, русские отказались от совместной работы, заявив японским коллегам, что их наёмные работники не умеют рубить и валить лес и тормозят всё дело. Председатель русской комиссии подполковник генштаба В.И. Воскресенский предложил комиссиям разделиться: его группа двинулась на восток, а люди генерал-майора Осима Кэнъити – к западному побережью... Официальный «Документ по установлению государственной границы на Сахалине» был подписан во Владивостоке 10 апреля 1908 года.

Читать: Доклад генерала Одзима "Установление границы на Карафуто" (1908) + Анатолий Шестаков. "Неизвестная граница "Карафуто" острова Сахалина".


Конверт из тиснёной бумаги и вкладыш с краткими комментариями. Судя по всему, открытки воспроизводят либо временно выcтавленные в музее панно, либо фрагменты оформления постоянных экспозициий.


На каждой открытке поставлен специальный штамп: узнаваемое здание, которое сегодня занимает Южно-Сахалинский краеведческий музей, наследник японского.

###

Tags: Карафуто, 樺太
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments