волчок

Кто бы мог подумать


Фото вверху: вид на Выставку Приамурского края в ознаменование трёхсотлетия Дома Романовых. Хабаровск. 1913 год. (Гродековский музей)
Фото внизу: вид на огороды горожан на месте Выставки Приамурского края в ознаменование трёхсотлетия Дома Романовых. Хабаровск. 1920 год. (Архив автора)
Collapse )
волчок

Башнины

В январе на нескольких торговых площадках у разных продавцов появились дореволюционные фотографии из большого семейного архива Башниных. Я смог выкупить лишь несколько снимков, связанных с пребыванием этой семьи в Хабаровске в начале ХХ века. Вот некоторые из них.



Семейство с друзьями в саду. Сидит мать – Татьяна Борисовна Башнина. Между прочим – правнучка декабриста Ивана Аненнкова и француженки Полин Гебль. Олды, помните «Звезду пленительного счастья» 1975 года про жён декабристов? Одна из сюжетных линий в фильме – романтизированная история Анненкова (Косталевский) и Гёбль (полячка Шикульская).

Collapse )

Collapse )
волчок

Здесь был Бойко-Павлов

В ночь на 8 октября 1919 года несколько небольших партизанских отрядов Приамурья провели совместную акцию – налёт на участок Уссурийской железной дороги от станции Корфовская до разъезда Красная Речка. Общее командование доверили Ивану Холодилову. Но тот, по воспоминаниям партизан, «не обладая военной подготовкой и не имея достаточного опыта, медлил с выполнением задания». Фактически операцией руководил А.Ф. Давидюк, позднее эту роль присвоил себе Д.И. Бойко-Павлов. По приказу которого в ходе операции был сожжён вокзал на станции Корфовская:

12_ответ_было_стало.jpg
Вверху: библиотека автора. Внизу: Музей ДВЖД (Хабаровск)

В помещении станции Истомин, Руденков и братья Корней и Даниил Чос, сняв наиболее ценную аппаратуру, облили полы и стены керосином и подожгли здание. На Корфовской вспыхнуло зарево пожара.

Г. Манжула. В районе Корфовской / Этих дней не смолкнет слава. Хабаровск. 1957.
[Хотя Манжула – тот ещё источник].


Вокзал станции Корфовская. Музей ДВЖД (Хабаровск).

Партизаны прихватили оружие гарнизона и железнодорожной охраны, двенадцать голов крупного рогатого скота и продовольствие («изъяли у кулаков»). А заодно и начальника станции Иосифа Александровича Дзюля. Того самого близкого друга и сподвижника Арсеньева, краеведа и охотника.

Надо было порешить с начальником станции. Партизаны требовали расстрела, но тогда, если он в чем-либо виновен, зачем мы его брали с собой? Белый он или нет?
– У меня жена, товарищи, в тифу лежит, двое детей… Не доносил я, не обижал. Пощадите.
Пришлось полчаса повозиться с ним, чтобы досконально все выяснить, и вижу: виновата чиновничья душа только в том, что «нейтралитет» держал, чтобы вечно ему на досуге пчёл разводить…
Дали ему хлебца в дорогу и отпустили, но с условием: калмыковцам и японцам не служить, а то несдобровать. Впрочем, как мог и служить он на Корфовской, коли сожгли мы станцию при уходе! Потом я случайно узнал, что Кзюль [так в тексте] сторону-то выбрал для отдыха не какую-нибудь, а харбинскую! Партизаны с усмешечкой поглядывали на меня, да дело-то ведь было прошлое, не воротишь.

Д. Бойко-Павлов. Как мы побеждали. / Таёжные походы. Москва. 1936

Корфовская_1910-е_обр.jpg
Газета «Волна» (Хабаровск). 3 января 1922. Из обращения Хабаровской уездной управы.

PS ... За 2011 год силами ДВЖД было перестроено большинство устаревших и неудобных вокзалов-«деревяшек». Об этом 29 декабря сообщил начальник ДВЖД Михаил Заиченко. «Наша задача полностью избавиться от деревянных зданий вокзалов на ДВЖД. В этом году «деревяшки» были убраны со всех станций на подходе к Хабаровску». Источник
волчок

Японский бронедивизион в Сибири (I)

Этой фотографией открывается уникальный альбом офицера японского бронедивизиона – участника «Сибирской экспедиции» с 1919 года.


Японские бронеавтомобили на фоне гарнизонного храма в Никольске-Уссурийском. 1920-22. Фото из коллекции автора

В кадре две экспериментальные броенмашины «Осака» (слева в «тяжёлом» варианте) и «Остин» в камуфляже.

В Приморье в составе японского экспедиционного корпуса с 1919 года действовали четыре «Остина»: два – в камуфляжной, два – в обычной раскраске. Штатные «виккерсы», японцы заменили на свои Тип 3.


Фото: спецвыпуск J-Tank (Япония). Библиотека автора

волчок

вышёл в инсту

Часть контента теперь пойдёт в инстаграм naslednik.dv. Здесь продолжу постить фотографии для профессионального обсуждения, большие тексты и занудные документы. Если что-то буду дублировать в инсте, то в лайт-версии.


волчок

открываем посылку

Простите мою лень: вместо того, чтобы сфотографировать покупки и написать внятный текст, я левой рукой манипулировал предметами, а правой безыскусно снимал процесс на смартфон...

«Генеральский» альбом обошёлся недёшево: конкуренты были сильные, вошли в раж. Выиграть эту русско-японскую битву мне отчасти помогла финансовая поддержка читателей журнала. Спасибо, друзья: всё не зря!

Результаты работы с новым материалом выложу — постепенно.

волчок

Видео-ликбез от The Great War

Канал The Great War выложил эпизод про «Гражданскую войну в Сибири».



Напоминаю: события 1918-22 годов на Дальнем Востоке (мы тоже «Siberia») – это прежде всего интервенция, остальное – следствие. Кровавые эпизоды именно гражданской войны на ДВ по своей незначительности не идут ни в какое сравнение с масштабной затяжной схваткой в остальной России.
волчок

спасибо, что вы здесь

Дорогие друзья и читатели!
Продолжим вместе вглядываться в прошлое нашей прекрасной дальневосточной родины.



«Поздравляю с Новым годом!» – японская поздравительная открытка из коллекции автора. Хабаровск.

Collapse )
волчок

вписался в проект

Снова рассказываю о 05.04.20 в Хабаровске. Есть новая информация, уточнения, детали.
Впрочем, в этом видео – только о событиях накануне «инцидента с разоружением». Третья часть – в работе.



Collapse )
волчок

о пользе знания японского языка в отсутствие бомб

Из собственноручных воспоминаний бывшего бойца революционных войск Олейникова о приключении в ночь на 5 апреля 1920 года в Никольске-Уссурийском. В 20-м Олейникову двадцать с небольшим лет...

Декорация: ночь, «город погружён в глубокий сон». На улице Хабаровской – поднятый «в ружьё» кавалерийский эскадрон. В перспективе улицы появляется колонна японских солдат, 250-300 штыков.

***
Запрудив перекрёсток, японцы останавливаются и становятся «вольно». Немного спустя [меня] вызывают к командиру эскадрона: требуется немедленно перевести через перекрёсток двух верховых связистов с донесениями в штаб пехотного полка. На помощь должны прийти десятка два-три заученных японских слов по словарику, который распространял на ДВ маститый японский генерал Оой в целях «ояпонивания» русских граждан. На пути к японцам предлагаю связистам скрыться в тени и, стараясь быть незамеченными во время моего разговора с ними, постепенно приблизиться.

Сам же, выехав в полосу света (от уличного фонаря), на расстоянии 70 метров слышу строгий оклик на японском языке. Не останавливаясь, выкрикиваю несколько слов из своего ограниченного лексикона: «Аната, вотакусива ёроси» (дословно – Послушайте, я хорошо). Наставленные штыки постепенно опускаются. Приближаюсь метров до 3-х… Но делу неожиданно начинает мешать Кобчик. Чуя близкое присутствие чужих, он прижимает уши, зло щёлкает зубами, становится на дыбы и, вырывая поводья, пытается броситься на японцев. Уговоры и ласки не действуют. Вынужден спешиться… Из середины колонны выходит тучноватый старик с позолотой на погонах, по-видимому капитан роты, и, обращаясь ко мне, строго насупившись, спрашивает: «Аната, нихонго котоба вакару?» – Вы понимаете по-японски? Вопрос и ответ на него я знаю, отвечаю: «Вакаримасень» – Не понимаю. Затем добавляю: «Скоси, скоси вакару…» – Мало, мало понимаю. Запас слов на исходе, а впереди серьёзный разговор.


Из библиотеки автора

Collapse )

Н. Олейников, ст. Бурея, п. Чекунда Амурской обл. 21 марта 1937 года.
***
Сен-сен (Sen-Sen) – лакричные леденцы в картонных коробочках или пакетиках.
«Кагэкиха» (яп. 過激派 радикальная партия, экстремисты): устойчивый термин, которым в этот период японцы обозначали большевиков.